Брянские мамочки и папочки
Новые статьи
Популярные статьи

      

Общая тема

Участник
Вероника Вл.
Сообщений: 71
2 дня назад
Mariposa, здравствуйте! То, что Вы описываете, может быть по нейропсихологической классификации - регуляторной дисграфией. Также возможно, что у ребенка и нарушение фонематического слуха или же это все же слабость контроля. Надо смотреть через нейропсихологическую диагностику из-за чего именно такие проблемы, тогда и можно говорить о рекомендациях и коррекции. Для начала покажите ребенка логопеду. В личке напишу номер телефона центра, записывайтесь на диагностику.
Mariposa, в личку не удалось,пишу здесь: +7(950)690-4433. По времени получится только после 18 мая.
Бывалый
Без комплексов
Сообщений: 223
Брянск, Бежица
130 дней назад
Спасибо огромное.
Участник
Вероника Вл.
Сообщений: 71
2 дня назад
Mariposa, на диагностику возьмите с собой тетради.
Участник
Вероника Вл.
Сообщений: 71
2 дня назад
Семенович А.В. «Отстаньте от детей!»


Семенович Анна Владимировна. Кандидат психологических наук, доцент, профессор кафедры клинической психологии и психотерапии МГППУ
Анализируя разные точки зрения на подготовку детей к школе, возможности их раннего развития, «Школьный психолог» решил узнать, что думают по этому поводу нейропсихологи. Наш корреспондент Ольга РЕШЕТНИКОВА задала вопросы Анне Владимировне СЕМЕНОВИЧ, знакомой читателям по тематическому номеру «Левша» («Школьный психолог», № 7, 1999 г.)

Анна Владимировна, как, с точки зрения нейропсихолога, вы относитесь к раннему развитию детей, когда уже с 2,5–3 лет начинают учить читать, писать, считать?
Категорически отрицательно. Для примера можно привести такую аналогию: хорошо или нет, когда люди вступают в половой контакт в 10 лет? Ведь ясно, что ни физиологически, ни психологически ребенок к такому «эксцессу» не готов и ничего кроме травмы из этого не последует. И это всем однозначно понятно и доказательств никаких не требуется.
Есть нейрофизиологические законы развития мозга. Его энергетический потенциал ограничен в каждый момент времени, поэтому если мы тратим энергию на несвоевременное развитие какой-то психической функции, то возникает дефицит там, куда эта энергия должна была быть актуально направлена. Раз внешняя среда требует выполнения определенной задачи, мозг ее будет выполнять, но за счет каких-то других структур психики.

Два—три года — это период очень бурного развития сенсомоторной и эмоциональной сферы ребенка. А если вы начинаете его учить писать, читать, считать — нагружать его познавательные процессы — то вы отбираете энергию, в частности, у эмоций. И у маленького ребенка «полетят» все эмоциональные процессы и, скорее всего, сорвутся какие-то программы соматического (телесного) развития. Вполне вероятно проявление каких-то дисфункций, что-то может заболеть, и ребенка даже начнут лечить.
Последствия этого отбора энергии, кстати говоря, могут сказаться и не сразу, и тогда в 7 лет начинают удивляться, откуда «вдруг» берется энурез, откуда «вдруг» берутся страхи. Почему «вдруг» возникают эмоциональные срывы в пубертате, никто не понимает, почему ребенок стал агрессивным или гиперактивным.

Хорошо, а что скажут ригидные нейропсихологи: все-таки надо готовить ребенка к школе? Если да, то когда это надо начинать?
Здесь вопрос такой: что значит готовить ребенка к школе?
Приучение ребенка к элементарному распорядку дня является подготовкой к школе? Тогда это, безусловно, можно начинать с 2–3 лет. Ребенок приучается к тому, что завтрак у него тогда-то, обед тогда-то. В футбол он играет в этих штанишках, а в театр идет вот в этом костюмчике.
Готовить же к школе в смысле обучения чтению и счету, конечно же, надо, но позже. Испокон века это начиналось года в четыре, лучше в пять.

Почему-то все считают, что познавательные процессы развиваются только тогда, когда ребенок сел за стол и начал писать буквы. А ведь развитие познавательных процессов происходит и тогда, когда мама с ребенком идут в лес, и она спрашивает: «Смотри, вот ромашка. Она какая? Какие у нее лепесточки?» И вместе с ребенком это проговаривает. А потом говорит: «А вот фиалка. Она какая?» А потом спрашивает: «Как тебе кажется, что похожего у них и что разного? Ведь это оба цветочки». Вот это и есть развитие познавательных процессов. Как ригидный нейропсихолог уверяю вас, что это самая лучшая «подготовка к школе» в 3-4 года.
То же самое можно сделать, когда ребенок сидит за столом, и мама спрашивает его: «Как тебе кажется, сейчас мы обедаем или завтракаем? А что на столе такого, чего не было за завтраком?» А еще лучше, если она его спрашивает до того, как накрывает на стол. Она может поинтересоваться: «А что мы с тобой поставим на стол, когда будем обедать? Мы будем ставить чашки или стаканы?» Это ведь тоже развитие познавательных процессов.
А когда бабушка читает ребенку вслух, разве это не развитие его познавательных способностей?

А что мы видим в нашей практике? Как правило, ребенка просто натаскивают. При этом он остается абсолютно дезадаптивен с точки зрения нормальных, бытовых знаний. Опять же есть закон: любое развитие идет от наглядно-образного к абстрактно-логическому. Если мы в три года учим ребенка писать буквы и цифры, то мы этот закон переворачиваем наоборот. А законы психологии и эволюции должны так же неуклонно выполняться, они так же универсальны, как законы Ньютона. И нарушать их можно только на свой страх и риск.
Я здесь не говорю о детях, которые сами прекрасно в четыре года учатся читать. Но делать это универсальной программой развития, на мой взгляд, некорректно.



Есть ли среди ваших клиентов дети, ставшие «жертвами» раннего развития? Когда и в чем это начинает проявляться?
В самых разных вещах, и чаще всего при поступлении в школу, когда начинается упомянутый уже эффект «вдруг». Мама говорит: «Ах, ничего не было и вдруг все появилось». На самом деле все уже было: ребенок начинает хуже засыпать, появляется плаксивость, гиперактивность, масса каких-то чисто невротических проявлений — тики, страхи, просто неадекватные эмоциональные реакции на что-либо. Просто в школе ввиду больших нагрузок и новизны ситуации все это начинает ярко проявляться.
Но есть еще одна сторона раннего развития, которая меня всегда очень пугает. Я расскажу историю про одну шестилетнюю девочку. Она как раз из раннеразвитых, да еще с папой-художником, который все боялся, что его ребенок будет, как все. Когда я ее попросила из множества картинок подобрать подходящие друг к другу, то эта девочка «не как все» мне сложила ландыш и циркуль вместе на том основании, что они «шалашиком».

Это можно расценить по-разному. Можно и как повод для чисто психопатологического обсуждения, но поскольку я ее смотрела и по другим методикам тоже, я ей просто сказала: «Жень!» и очень выразительно на нее посмотрела. Она, сразу все поняв, сказала: «Анна Владимировна, ну знаю я, что ландыш подходит к ромашке, но это так скучно…» На что я ей ответила: «Жень, у меня к тебе большая просьба: когда ты в школу будешь поступать, ты, пожалуйста, ландыш с ромашкой сложи, если можно».
Вы понимаете, все дети разные, и если родители к тому же фиксируют ребенка на его необычности и на том, что он должен быть оригинальным и что он не как все, у него будет масса проблем. Начнем с того, что у него не будут складываться отношения со сверстниками. Потому что его уже приучили, что он такой оригинальный, а он же маленький, саморегуляции и самоконтроля у него быть не может. А вот изгоем он стать может.

А что у Жени, например, будет с учителем? Между прочим, в классе их 30, и если эта девица выдаст вот такое один раз, а потом еще (она ведь самая гениальная), то неизбежно начнутся проблемы.
Так что вопрос этот очень сложный и «многоярусный». И последствия непродуманного раннего развития часто приводят к тому, что родители переводят ребенка на индивидуальное обучение или посвящают себя бесконечным поискам «хорошего» учителя или школы.

Сейчас очень много групп раннего творческого развития и родители предпочитают отдавать туда детей перед школой. Что вы скажете по этому поводу?

Пусть это будет творческое развитие типа «драмкружок, кружок по фото». Если родители с трех лет отдадут ребенка в гончарную мастерскую, или «в живопись», или пусть вышивает крестиком, лепит — ради бога. Но пусть оставят в покое эти буквы и цифры.
Ни один человек не может ответить мне на вопрос: «Почему ребенок к концу второй четверти должен читать со скоростью 152 знака в минуту, а не 148?» И почему он должен делать это к 15 ноября, а не к 15 марта? Что за необходимость читать со скоростью 152 знака в минуту? Ведь это ничего не дает для развития интеллекта ребенка, не прибавляет ему знаний. К этому нельзя относиться иначе как к глупости. Есть индивидуальные психофизиологические особенности. Поэтому один ребенок с этим справится, а другой ребенок, возможно, никогда не научится этому.

К сожалению, сейчас в некоторые классы детей отбирают, в том числе, и по скорости чтения…

Эти люди не в курсе, что информация усваивается разными путями. Вполне возможно, что у части детей усвоение информации никоим образом не связано со скоростью чтения, а связано совершенно с другими факторами, которые у них могут быть развиты очень хорошо. А вот скорость чтения, как любые другие скоростные процессы, у них развита хуже. Есть же разные типы людей, и это напрямую касается скоростных процессов.
Более того, человек может читать с колоссальной скоростью, но при этом быть дебилом. Кстати говоря, у гидроцефалов вообще может быть великолепная память, и мы знаем массу гидроцефалов, которые преуспевают в своей политической и профессиональной карьере просто потому, что они с дикой скоростью говорят и цитируют. Только это не имеет абсолютно никакого отношения к интеллекту.

На что следует обратить внимание родителям, психологам, учителям для определения готовности ребенка к началу обучения в школе? Отдавать ребенка в шесть лет или подождать?

Я бы отдавала в семь лет, раз так природа захотела. Потому что нейрофизиологически именно в семь лет формируется произвольное внимание и многие другие мозговые механизмы, которые позволяют ребенку быть успешным в обучении. Иначе говоря, мозг готов к тому, чтобы ребенок просто высидел эти 45 минут.
Мне, как человеку, знакомому с законами эволюции, очевидно, что опережение так же пагубно, как задержка. «Всему свое время», говорил «товарищ» Экклезиаст. А он старался глупости не говорить. Так что те, кто говорит об опережении, пусть его перечитают, тогда все будет нормально. Природа ничего нового за две тысячи лет не придумала.

Какие признаки должны настораживать родителей перед тем, как отдавать ребенка в школу?
Я бы пожелала родителям не прятать голову в песок и иногда относиться к своему ребенку, как к чужому, то есть смотреть на него со стороны. И если родитель хоть на минуту «выйдет» из роли и представит, что его ребенок не самый гениальный, то он может увидеть какие-то вещи, о которых у другого ребенка он бы сказал: «Боже мой, какой ужас!»

Я не пугаю родителей, а наоборот, хочу поставить их в позицию нормального взрослого, наблюдающего за своим ребенком. Не закрывать на все глаза, а потом спохватываться: «Все плохие, учителя плохие!» Я призываю беспристрастно оценить: «Вот ваш ребенок, посмотрите, почему он не контактирует с другими ребятами, почему он агрессивен?»
Нужно уметь относиться к своему ребенку отстраненно, не объяснять его особенности только необыкновенностью, а советоваться с профессионалами.

Перед поступлением в школу родители начинают думать, куда ребенка определить, в гимназический или в простой класс. Программа «один—три», «один—четыре»…

Родители бывают самые разные. И я тех родителей, которые приходят по поводу каких-то своих сомнений относительно ребенка, всегда спрашиваю: «Вам нужно что, чтобы ребенок ваш был здоров или чтобы он через 10 лет закончил школу?»
Умные родители говорят, что хотелось бы ребенка иметь здорового. Я говорю, так вы отдайте в 1–4, если сейчас есть какие-то проблемы, пусть у него будет лишний год на «раскачку». Он потом обгонит многих сверстников. Зачем же его ставить в ситуацию безвыходности. А так у него есть возможность просто «встать на ноги», автоматизировать какие-то учебные операции и т.д.

Точку зрения нейропсихолога мы узнали. А есть ли у вас личное, житейское мнение по поводу раннего развития?
Я сама в три года спокойно научилась читать, одновременно занимаясь английским и музыкой. Но у меня были бабушки, тетушки, которые с трех лет мне четко сформулировали один тезис, который я запомнила одновременно с азбукой: «Твоя свобода кончается там, где начинается свобода другого человека». Двадцать лет назад, когда еще был институт бабушек, институт нормального воспитания, происходило сглаживание многих острых углов. Сейчас же этого нет и нет ничего адекватного взамен. Поэтому в совокупности с ориентацией на раннее интеллектуальное развитие можно уже сегодня вызвать эмоциональное выхолащивание детской популяции. Меня больше всего пугает именно это.

Обратите внимание, что вы имеете дело с человеком, которому с детства объясняли, что он вундеркинд из вундеркиндов, только лентяй. Так что прошу учесть, что это говорит не двоечник, это говорит лидер всегда и во всем. И этот лидер говорит: «Отстаньте от детей!»
Бывалый
fi-fi
Сообщений: 269
Брянск
767 дней назад
спасибо за такую нужную информацию.я дочку вожу на занятия,один раз мы побыли на занятии где ей пытались рассказать про буквы и числа.ребёнок естественно устал.хотя вроде пытались сменить вид деятельности,но...мы туда больше не пошли.а вот на занятия где доченька лепит,клеит и т.д. ходит с удовольствием.и дома мы переодически занимаемся,она сама часто просит порисовать,поклеить,порезать.и на улице стараемся всё рассматривать(как воздух пахнет ,когда цветёт липа,где это дерево,какие у него цветочки,листочки у него липкие и т.д.)ну как-то так. стараемся.
я против того ,чтобы навязывать ребёнку числа и буквы и тем более чтение,если сама спрашивает и интересуется,то пожалуйста.у нас иногда такое бывает,но я думаю ,что лишь ради игры - а это как называется?а это как?и так может продолжаться долго!)))
""
Активист
Рыжая Счастливая
Сообщений: 633
435 дней назад
Очень полезная статья)) Мы с буквами играем, есть кубики и есть плакат с алфавитом - суть игры: называем предмет/животное с плаката и надо найти букву-кубик такую же, как на плакате. Это даже не алфавит - просто игра найди схожее/подобное - малым нравится n_snooks

Иногда книжки из Ломоносовская школа -чтение - смотрим, просто картинки, сюжет, кто что делает.

И главное читаем вслух))) Много разных книг и по возрасту и для деток постарше (где текста побольше)
Ottobre - идеи школьной формы.
ЕГЭ и ГИА по информатике https://egeikt.wordpress.com/
Участник
Вероника Вл.
Сообщений: 71
2 дня назад
Почему и зачем нужна нейропсихологическая профилактика и коррекция процессов развития
Психическое и соматическое здоровье детей сегодня не просто вызывает интерес профессионалов. Подчас накопление предпатологических и патологических знаков у многих детей шокирует. Это бывает даже в тех случаях, когда ребенок здоров по объективным клиническим показаниям. Налицо парадокс: в медицинской карте состояние ребенка квалифицируется как соответствующее в целом нормативному. А он с трудом обучается самым элементарным навыкам, постоянно конфликтует со сверстниками и взрослым окружением, демонстрируя очевидную склонность к «аномальным» поведенческим эксцессам, начиная с самого раннего возраста.
Бывает и прямо противоположная ситуация. Каждый из специалистов (врач, психолог, логопед и т. д.), к которому обращаются за консультацией, констатирует наличие определенного симптомокомплекса. Начинается длительное («многоотраслевое» по форме, но узкопрофильное по сути) лечение/коррекция по всем возможным линиям, которое, ко всеобщему недоумению, не приводит к принципиальному улучшению. Многим детям еще в младенчестве ставятся диагнозы: асфиксия, родовая травма, пре- и перинатальная энцефалопатия (ПЭП), гипертензионный синдром и т. д. Затем приходит пора ММД (минимальная мозговая дисфункция), СДВГ (синдром гиперактивности с дефицитом внимания) и т. п.
В последние годы также обозначилась тенденция к очевидному отягощению соматического развития. Почти каждый второй ребенок сегодня развивается на фоне общего «нездоровья». Наиболее часто при этом фиксируется недостаточность систем желудочно-кишечного тракта и различные формы остеопатий (проблем с позвоночником). А склонность к постоянным респираторным заболеваниям и аллергическим реакциям настолько характерна, что постепенно перестает рассматриваться как сколько-нибудь значимое отклонение от нормы.
Вне зависимости от наличия или отсутствия какого-либо «диагноза» клиницисты, психологи, педагоги и родители констатируют накопление в современной детской популяции целого ряда крайне неприятных явлении.
— практически поголовная встречаемость гипертензионного синдрома и вегетососудистой дистонии от стертых до крайне грубых форм; обилие сосудистых и мышечных дистоний (гипо- или гипертонуса);
— резкое возрастание случаев патологической леворукости и повышенной возбудимости мозга; незрелость корковой ритмики и изменение/искажение порогов чувствительности;
— гиперактивность и дефицит внимания, невротические радикалы, логопатии; недостаточность и/или дефицитарность (мозаичная или комплексная) базовых психических процессов: памяти, пространственных представлений, письма, произвольной саморегуляции и т. п.; заметный скачок индекса агрессивности, а в более взрослом возрасте — токсикоманий;
снижение иммунных механизмов и десинхроноз, дизритмии различных систем организма ребенка; дисбактериозы, разнообразные функциональные расстройства желудочно-кишечного тракта, словарный запас; затруднена способность более или менее связно выразить свою мысль. Это видно даже при описании ими простых сюжетных картинок. Им трудно сосредоточиться и соблюдать элементарные правила пребывания в детском саду (школе). Постоянная отвлекаемость сочетается с тягой к примитивным играм и гиперактивностью. По мере взросления у них все больше нарастают эмоционально-личностные проблемы (непредсказуемая смена настроения, агрессивность, импульсивность и т. п.), которые становятся непреодолимой преградой при обучении и общении. Зачастую фоном их развития выступают различные невротические проявления (страхи, тики, энурез, проблемы со сном, заикание, повышенная тревожность и т. д.).
Мы кратко перечислили наиболее явные, очевидные даже для невооруженного глаза проблемы многих современных детей. При нейропсихологическом обследовании у них выявляется несформированность широкого спектра психических функций: восприятия, пространственных представлений, памяти, речи и т. д. Также нейропсихологическое тестирование позволяет понять причины, которые мешают ребенку достичь высоких результатов. Они могут быть самыми разнообразными. В одном случае это несформированность пространственных представлений. В другом — отставание или искажения каких-то этапов речевого развития. В третьем — задержка становления произвольного внимания и саморегуляции и т. д. Но в любом случае эти видимые проблемы возникают не «вдруг». Они зарождаются еще в недрах внутриутробного развития ребенка, продолжают выступать негативным фоном в младенчестве, искажая и тормозя целые блоки его психологической (познавательной и эмоциональной) компетентности.
Возникая в раннем возрасте, неблагоприятные нюансы развития ребенка (без соответствующей профилактики и коррекции) благополучно перекочевывают в дошкольную, а затем и в школьную реальность. Вот здесь и начинается подчас настоящая драма! Пока ребенок находится в домашних условиях, многие его «пробелы» маскируются ближайшим окружением. Там мама поймет его с полувзгляда и многократно подскажет, там бабушка пожалеет и сделает за него. А там папа быстро заберет его с детской площадки, где «почему-то!» он постоянно рыдает из-за невозможности играть в мячик и со всеми дерется... Уже в детском саду ребенок оказывается в новой обстановке, где есть определенные правила и ориентация на общепринятые навыки и компетентности, адекватные в норме данному возрасту. И если, в силу разных обстоятельств, где-то произошел сбой в программе психического развития, трудности будут нарастать, как снежный ком. Ведь в психологическом развитии нет изолированных линий.
…Многие современные дети с самых ранних лет отличаются недостаточностью двигательных координаций. Уже в младенчестве у них наблюдаются различные задержки и искажения психомоторного развития. Они не вовремя (по сравнению со сверстниками) садятся или встают; ползают спиной и бегают на носочках. Часто — пропускают какой-то этап сенсомоторного развития (например, этап ползанья). Обращает на себя внимание их неловкость, неуклюжесть; постоянные спотыкания и «травмы» на ровном месте. Такие дети не замечают и задевают углы и предметы, долго не могут овладеть элементарными навыками (держать игрушку, ложку, карандаш, манипулировать со шнурками и пуговицами). Впоследствии начинаются трудности при освоении велосипеда и традиционных подвижных игр. Долго остаются недоступными раскрашивание, рисование, использование ножниц. Часто родители и педагоги замечают, что при любом занятии ребенок напрягается всем телом и совершает много ненужных движений. Как правило, при этом «глаза смотрят в одну сторону, руки — в другую, а ноги — в третью». Для многих детей характерны задержки и искажения речевого развития. Они поздно начинают говорить, речь их невнятна, ограничен словарный запас.
Мозг очень консервативен. Он прекрасно помнит, что и как надо делать, чтобы хорошо развиваться и адаптироваться к постоянно меняющейся окружающей среде. И не только в детском возрасте, но и в течение всей нашей жизни. И помнит он это в форме конкретных «файлов» поведения, которые раскрывают следующие файлы, потом следующие и так до бесконечности.
….При этом, как мы уже отметили, в развитии человека нет изолированных линий. Речь и пространственные представления, эмоции и движение, восприятие, память и мышление формируются в едином потоке. Но они не могут существовать в реальности вне нервных и соматических (телесных) систем организма. Уже во внутриутробном периоде наш мозг, тело и психика развиваются по единому плану, программе, отточенной тысячелетиями. Она закреплена в нашем геноме, который на 85% обращен к реализации функций мозга. Трансформации (тем более — сбой) в любой части этой программы влекут за собой перестройку всей системы. И после рождения ребенок продолжает развиваться как единая саморегулирующаяся система по сценарию, веками отработанному эволюцией. Самой эволюцией, которая старше, мудрее и дальновиднее любого из нас

В заключение приведем список наиболее распространенных проблем современных детей, которые можно обозначить как факторы риска для полноценного психического развития.
1. Родовая травма, кесарево сечение, преждевременные роды, роды в воде, асфиксия, гипер- или гипотонус, кривошея, частые падения, травмы головы, общий наркоз и т. п. В семье у близких родственников: алкоголизм, диабет, ревматизм, эндокринные заболевания и т. п.
2. Ребенок по тем или иным причинам был ограничен в движении с первых дней жизни, не сосал грудь, мало ползал или не ползал совсем; ходил на цыпочках, поздно начал говорить. Он быстро возбуждается и не может успокоиться или, напротив, излишне медлителен, плохо засыпает, еще в младенчестве перепутал «день — ночь»; с трудом усваивает бытовые навыки, быстро истощается.
3. Ребенок часто болел, особенно на первом году жизни. Его по жизни сопровождают ЛОР- и легочные заболевания, отиты, лечение антибиотиками; аллергии, дерматиты; проблемы ЖКТ (частая рвота, поносы, запоры и т. п.) и т. п.
4. Ребенка надо несколько раз окликать; он часто переспрашивает и не всегда правильно понимает, что ему говорят, коверкает слова, говорит с «кашей во рту». Испытывает трудности, когда общается с чужими людьми (сверстниками и взрослыми), особенно в незнакомых условиях. Постоянно конфликтует не только с посторонними, но и с домашними. Не может усидеть на месте и сосредоточиться, быстро отвлекается, не выполняет элементарных правил. Он плохо рисует и никак не удерживает ритм на занятиях физкультурой или ритмикой, не может описать картинку и т. п.
5. Маме ребенка известны слова, дисбактериоз, панкреатит, сколиоз, энурез, дефицит венозного оттока, гипертензионный синдром, ПЭП, ММД, СДВГ, ЗПР, ЗПРР, аутизм, ОНР, ФФН, дизартрия, дисграфия и дислексия и т. п. Очень важно понимать, что все эти «диагнозы» не обязательно должны быть зафиксированы в медицинской карте. Если мама знает эти слова, значит, что-то когда-то в поведении ребенка заставило ее обратиться к какой-то литературе, найти информацию в Интернете или посоветоваться со специалистами. Мы редко запоминаем новые слова, если они никак не связаны с нашей текущей жизнью.
Если вы, взяв карандаш, подчеркнете слова, часто возникающие при обсуждении вашего ребенка (воспитанника), и их окажется больше двух, — самое время начать заниматься с ребенком. Если ничто из приведенного списка никогда не возникало на горизонте — прекрасно.

Психологическое развитие ребенка протекает одновременно по трем каналам, сливающимся в единое русло. Это развитие: 1) нервной системы, 2) психических процессов и 3) различных систем организма. Наше «мозго- психо-тело» — это триединство, которое с первых секунд внутриутробного развития начинает формироваться по единому плану. Не существует психики без мозга и без тела. А тело без психической деятельности мозга — набор неподвижных костей, мышц и т. д. Потому любое психолого-педагогическое сопровождение должно быть таким же триединым. Оно должно учитывать потребности растущего организма ребенка наравне с его познавательными потребностями.
Все свойство нашей психики, нервной системы и тела всегда генетически заданы и всегда формируются в обучении. Если не будет запроса, востребованности извне, никакой (даже самый выдающийся) генетический потенциал никогда не будет реализован.
В данном конкретном развитии у данного конкретного ребенка может произойти какой-то сбой в программе развития, обусловленный вредностями внутриутробного развития, родовой травмой или хроническими соматическими заболеваниями. Но память мозга обладает громадными ресурсами компенсации этих вредностей. Она, как правило, мощнее любой возникшей актуально травматической ситуации. Значит, наша задача — сделать все возможное, чтобы мозг вспомнил, как он должен правильно развиваться. И даже при самом неблагоприятном варианте развития заставить его вспомнить как можно больше. То есть приложить усилия к тому, чтобы довести уровень развития самого «тяжелого» ребенка до максимально доступного для него уровня.
Лучше всего мозг помнит наиболее универсальные модели поведения, которые неизменно воспроизводились из поколения в поколение с незапамятных времен. Таковыми являются:
Способность к имитации поведения и эмоционального реагирования других людей. Даже в тех случаях, когда мы просто пассивно наблюдаем за тем, как другие что-то делают, определенные системы мозга («зеркальные нейроны») совершенно рефлекторно сканируют это. Они как бы «проделывают» то же самое действие. Именно так мы, еще ничего не делая, уже включены в многочисленные способы взаимодействия с окружающим миром. Так реализуется «коммуникативная потребность», необходимая человеку для выживания. Имитативные способности мозга распространяются и на речь.
Способность наших психосоматических систем к оперативной адаптации ко всем изменениям (подчас весьма вредоносным) во внешнем мире и в нашем собственном организме. Совершенно независимо от нашего сознания или желания они начинают видоизменяться, трансформироваться, подстраиваться под новые условия. Так реализуется наша «витальная потребность» — инстинкт выживания.
Этапы сенсомоторного развития (двигательная внутриутробная активность, прохождение по родовым путям, ползание, слежение глазами, ходьба и т. д.). В них постепенно реализуются наши многочисленные «познавательные потребности».
Следовательно, психолого-педагогическое сопровождение должно быть построено так, чтобы все эти универсальные программы поведения были постоянно активны.
Ни одна проблема психического развития не является изолированной. Просто видимый «фасад» больше акцентирует наличие, например, речевых проблем или СДВГ. На самом деле в той или иной степени страдают все формы и уровни поведения ребенка. Это связано с системно-динамическим строением психических процессов. Они уже внутриутробно формируются, взаимно обусловливая, обогащая и дополняя друг друга.


Все высшие психические функции (ВПФ) обладают многофакторным, многоступенчатым строением. Например, для того, чтобы ребенок овладел хорошей памятью, у него должны быть непременно развиты следующие психические процессы:
- объем и избирательность восприятия во всех возможных модальностях (слуховой и тактильной, вкусовой, зрительной и т. д.). Ведь мы запоминаем именно то, что было воспринято;
- объем, избирательность и прочность самой памяти;
- процессы сличения, узнавания, воспроизведения и т. д.;
- процессы контроля за эффективным протеканием процессов запоминания и воспроизведения и т. д.
Все ВПФ формируются в процессе развития на базе становления подкорково-корковых и межполушарных взаимодействий. Эта драматургия имеет совершенно определенные векторы. Процесс психического развития идет от подкорковых к корковым структурам (снизу вверх) и от правого полушария к левому (справа налево). Подкорковые структуры созревают раньше корковых, а правое полушарие — раньше левого. Эта этапность должна жестко воспроизводиться в процессе психолого-педагогического сопровождения. Иначе мы вступаем в бессмысленную конкуренцию с законами работы мозга.
Центральная роль подкорковых структур в формировании любой ВПФ связана, прежде всего, с реализацией общей энергетики организма, психосоматического баланса и психомоторных координаций. Что бы мы ни делали, у нас должны оптимально работать системы энергоснабжения и базовые сенсомоторные интеграции. Как известно, сенсомоторный этап развития — самый первый и важный в жизни ребенка. Это и слаженные движения глаз, и всевозможные координации рук, глаз и языка.
Центральная роль правого полушария с первых секунд жизни ребенка состоит в обеспечении систем полноценного единовременного (симультанного), глобального и целостного (холистического) восприятия окружающего мира и собственной телесности. Потому развитие правого полушария зависит, прежде всего, от объема и разнообразия сенсорного поля, в котором находится ребенок, от богатства его ощущений. Кроме того, правое полушарие инициирует, активирует перенос информации к левому полушарию.
Центральная роль левого полушария состоит в обеспечении разнообразных форм отреагирования (двигательного, предречевого и речевого) на всю совокупность этих полисенсорных потоков. Причем таких его форм, которые разворачиваются последовательно, шаг за шагом. Потому развитие левого полушария зависит, прежде всего, от интенсивного накопления навыков такого отреагирования. Оно начинается уже с режима кормления и купания, элементарных откликов на «агукание» окружающих и собирания пирамидок. Впоследствии над этим базисом надстраиваются все системы речевого отреагирования.
Вплоть до 3—4 лет правое полушарие играет в процессе развития ведущую роль. После этого наступает период интенсивного формирования ведущей роли левого полушария. Но он должен быть заблаговременно подготовлен всей совокупностью психолого-педагогических воздействий.
Очевидно, что оба полушария мозга одинаково важны для протекания любого психического процесса. Наиболее доступный способ постоянной стимуляции правого и левого полушария — упражнения, в которых задействованы левая (связанная с правым полушарием) и правая (связанная с левым полушарием) стороны тела.

Во взаимоотношениях «ребенок—взрослый» всегда присутствует еще один волшебный механизм мозга. Он выступает на авансцену, когда мы обсуждаем проблему «Чему и как учить?». В нашем мозге существует фантастический механизм — способность к предвосхищению будущих событий, или антиципации. Антиципация дана нам всем «по праву рождения» в некотором зачаточном виде. В процессе развития она постоянно пополняется и обогащается благодаря присутствию взрослых, которые демонстрируют ребенку то, что он сам неспособен пока сделать. Как известно, это обозначается как «зона ближайшего развития» — ЗБР. Независимо от того, учим мы ребенка пользоваться горшком (карандашом, буквами или компьютером), собирать грибы или плавать, у него перед глазами должен постоянно находиться наш (предвосхищающий его уровень достижений) образец всех этих манипуляций. Мозг по-другому работать не умеет!
Любой человек лучше усваивает то, что он видит в исполнении другого человека: в наглядном плане. Даже свои ошибки мы легче исправляем, когда видим их на чужом примере. Как говорится в библейской заповеди: в своем глазу бревна не замечаешь, а в чужом — соломинка видна. Это общечеловеческое свойство присуще ребенку стопроцентно. Он гораздо легче воспримет любую информацию, если она в его присутствии адресована другому ребенку или кукле. Поэтому имеет смысл использовать этот метод, если вы хотите его чему-то научить. Особенно внимателен и пристрастен он, если двое взрослых обучают друг друга. Часто он практически досконально воспроизводит то, что вы только что «разыгрывали» перед ним.
Мудрые взрослые именно поэтому все происшествия детской жизни тут же переносят в притчевый, сказочный материал. Они, например, рассказывают заболевшему ребенку леденящую душу историю про маленького ежика, которого мама просила не пить из речки холодную воду и не снимать шапочку, гуляя по лесу. А он забыл и простудился... Потом пришел доктор Айболит, и все в конце концов закончилось благополучно. Но ежик с тех пор всегда ходил в холодную погоду в шапке и даже научил этому своего друга бельчонка. Прелесть таких сказок в том, что они в принципе бесконечны: каждый день приносит какой-то новый сюжет.
Запрос к ребенку от взрослых (ЗБР), конечно, должен варьироваться в зависимости от уровня развития. Но в любом случае мы опираемся на наиболее развитые психологические системы конкретного ребенка. Опора на опыт и актуальные потребности ребенка позволяет перенести формируемые психические процессы на максимально доступный уровень. Очевидно также, что психолого-педагогическое сопровождение должно протекать на разных уровнях: непроизвольном и произвольном, вербальном и невербальном, эмоциональном и когнитивном и т. п. Любая психолого-педагогическая программа по определению строится: от простого к сложному. При этом главное — определить, что именно является сложным или простым при данном типе развития; с учетом объема, сложности и степени разнообразия материала (вербального и наглядно-образного). Объем не должен загружать внимание, поэтому он не может быть очень большим или слишком разнообразным. Эмоциональная насыщенность материала должна создавать положительный фон занятий и оптимальный настрой ребенка. Очевидно, что это реализуется через привлечение разнообразных игровых ситуаций.
Всем известно, что в дошкольном возрасте игра является ведущей деятельностью, потому не требует доказательств важность проведения психолого-педагогических занятий в игровом контексте. Вместе с тем важно помнить: для ребенка не менее актуальными являются и другие потребности. Например, потребность в эмоциональном резонансе, потребность в принадлежности к определенной группе, потребность в постоянном получении новой информации (неофилия — любовь к новому), потребность в наращивании компетентности и т. д. Потому сценарии работы могут опираться на самые различные движущие силы. Главное, чтобы их целью было получение ребенком результата, наиболее актуального для него «здесь и сейчас».
Ведь это нам важно, чтобы он «умел классифицировать» и «находить различия», рисовать, пересказывать картинку и интересовался буквами. Для ребенка это привлекательно только в том случае, если всем этим с ним занимается обожаемый папа; «все принцессы так делают», «все лучшие гонщики мира это читают», а «все великие футболисты так тренируются».
Исходная пластичность и восприимчивость мозговых систем ребенка (при адекватном подходе к его проблемам) неизбежно приведут к наращиванию его психического потенциала. В противном случае функционально «невостребованные» психологические структуры будут тормозить и искажать весь ход развития. Причем неполноценно будут формироваться не только высшие познавательные процессы, базис для которых закладывается в раннем детстве. Отставание в познавательной сфере неизбежно повлечет изменения в сфере интересов, потребностей и эмоционально-личностной структуры растущего ребенка, поскольку психическая жизнь, как и все в природе, стремится к заполнению пустоты.
Автор Семенович А.В. нейропсихолог, кандидат психологических наук, профессор кафедры клинической психологии и психотерапии.
Участник
Вероника Вл.
Сообщений: 71
2 дня назад
Что поможет взрослым утешить расстроенного или тревожного ребенка? Как учить ребенка успокаиваться самому? Все это можно делать с помощью "коробки спокойствия".

Соберите в одну небольшую коробку, мешочек или чемоданчик все вещи, которые вы или ребенок можете использовать в нужной ситуации. Главное, постарайтесь положить туда предметы для каждого из 5 чувств. Они помогут в момент стресса направить мысли и эмоции ребенка в позитивное русло.

Вот несколько рекомендаций для наполнения "коробки спокойствия", которые могут вам пригодиться:

1. Осязание. Маленький контейнер с мягким пластилином или глиной, крутящийся спиннер, кубик рубика, мягкая игрушка, кусочек приятной на ощупь ткани, антистрессовый мячик с резиновыми шипами для сжимания рукой. А некоторые вещи, например, "лизун" можно сделать вместе с ребенком своими руками по онлайн-рецептам, а затем поместить в пластиковый стаканчик или яйцо от киндер-сюрприза.
2. Слух. Различные аудиозаписи на диске или в плеере - музыка, аудиокниги, звуки природы. А еще запись вашего голоса или разговора с ребенком. Найдите то, что действует на него успокаивающе. Может быть вашему ребенку нравится звук колокольчиков или весеннего дождя.

3. Обоняние - важный источник ассоциаций и воспоминаний. Эфирные масла, лосьоны или небольшие мешочки с пряностями, такими как корица, могут обеспечить успокаивающий запах для детей. Это также может быть кусочек любимого мыла или ароматные травы. Поищите вместе с ребенком запахи, которые вызывают у него счастливые и расслабляющие воспоминания.

4. Вкус. Травяной чай, жвачка, мята или карамель - любимый вкусы и успокаивают, и придают сил.
5. Зрение. Фотографии близких и родных людей, домашних животных, любимых мест или счастливых событий создадут приятный и спокойный визуальный ряд. Отыщите такие фотографии вместе, чтобы включить их в небольшой альбом для "коробки". А ободряющая записка от мамы, папы, учителя или друзей отлично подойдут ребенку, который умеет читать.

6. Все вместе. Бутылочка мыльных пузырей сочетает в себе контроль дыхания и наблюдение за красивыми пузырями. Книжки-раскраски с цветными карандашами или фломастерами тоже обеспечивают положительный успокаивающий опыт от разных органов чувств. Рисование помогает детям переключиться с беспокойства на воображение и творчество.

Чтобы "коробка спокойствия" получилась по-настоящему полезной - наполните ее вместе с ребенком, расспросив его о том, на что ему нравится смотреть, какие звуки он любит слышать, какие прикосновения, запахи и вкусы ощущать. Пусть он знает, где лежит его "коробка спокойствия", и как ей можно пользоваться, когда он расстроен и беспокоится о чем-либо. Такую коробку, мешочек или чемоданчик ребенок может брать с собой куда угодно: в поездку, в гости, на прием к доктору и так далее.

Александр Орлов
|
Перейти на форум:
Страницы: Первая Предыдущая 1 2
Быстрый ответ
Чтобы писать на форуме, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь.