Брянские мамочки и папочки
Новые статьи
Популярные статьи

           

 

Разделы статей
Календарь

<<< январь 2018 >>>
ПнВтСрЧтПтСбВс
       

Дарите детям жизнь!

10 августа 2010 - Кассандра

Дарите детям жизнь!


В семье Ляпченковых арифметика простая: вместе Ирина и Вячеслав одиннадцать лет, их старшему сыну Андрею десять, младшенькому Сашеньке — годик. Между ними ещё пятеро: Маша, Вася, Ваня, Афоня и Кирилл. Шестеро сыночков и лапочка дочка — почти как в сказке! О своей необычной семье нам рассказала «семикратная» молодая мама Ирина Ляпченкова.

— Ирина Николаевна, как это у вас получилось — за одиннадцать лет — семеро детей?
— Когда мы с мужем поженились, сразу же решили, что у нас будет столько детей, сколько Бог даст. Помню, когда Вячеслав впервые озвучил эти свои необычные планы, я ему ответила: «Ну конечно!» А сама думаю, лишь бы хоть один ребёночек был. Наверное, начиталась статистики о том, что до 17% молодых пар не могут иметь детей и решила — сколько судьба подарит детей, столько и рожу…
Замуж я вышла в двадцать четыре года, и это было моим сознательным решением. Может, поэтому так уверенно давала обещание по поводу количества детей.

— Как же вы с мужем познакомились?
— Знакомые нас друг другу посоветовали и устроили встречу. Мы познакомились, сразу же друг другу понравились и поженились через три месяца после знакомства!

— И с рождением ребёнка не стали тянуть…
— Андрей родился почти через год после свадьбы. Был он совсем маленький — кило девятьсот. Потом через полтора года рождается Маша — уже три сто. Ещё через два года — Вася, три семьсот. Потом мы снова ждали девочку, но родился Ваня. Хотя я была уверена, что будет девочка.
Причём дети наши с каждым разом рождаются по весу всё крупнее и крупнее: 3700, 3800, 3850. Вот я думаю, откуда берутся эти вещества — кальции, магнии, хлоры, чтобы через год построить ещё один организм?..

— А как вы своим детям имена выбираете?
— Имена мы не выбираем. Как правило, мы называем их по святцам. Так ребёнок считается под покровом своего ангела-хранителя.
Но был и такой случай. В Тихвинском храме есть предел Афанасия и Кирилла — патриархов Александрийских. Однажды, когда у меня было ещё четверо детей, а о пятом ещё и речи не велось, мы приехали в храм на праздник. И батюшка Никита сказал: «Если у вас будет ещё мальчик, назовите Афанасием или Кириллом». Я отвечаю: «Батюшка, и так уже четверо!»
Но действительно, через год рождается мальчик. Я решила, пусть будет Афанасием. Следующего назвали Кириллом. А когда родился наш последний мальчик — Александр, в этот день чествовали другого святого — Петра. Но тут уже родные говорят: хотя бы этого назови в честь дедушки — Сашей. Я посмотрела по святцам, и действительно, в день крестин есть имя Александр.

 

В ТЕСНОТЕ, ДА НЕ В ОБИДЕ


— Наверное, у вас были хорошие жилищные и материальные условия, раз вы решились так кардинально «расширить» свою семью?
— Наоборот, условия были далёкие от идеала. Вначале мы жили вместе с родителями, в их городской квартире. Но потом поняли, что двое детей, а потом и трое — это для них серьёзная обуза. Ведь наши бабушки и дедушки ещё молодые, все работают. И зачем им эти бессонные ночи, раскиданные игрушки, пелёнки, постоянные «уа-уа!»…
Мы чувствовали, что пора начинать жить самим. А что молодая семья может приобрести? Купили маленький дом в Ковшовке — без газа, воды и канализации. Но это был свой собственный дом!
Мы начали строить быт, растить детей. Через несколько лет у нас было уже шестеро малышей. И всей семьёй мы жили на двадцати восьми квадратных метрах — друг через друга перешагивали, уроки делали за обеденным столом, спали на двухъярусных и раскладных кроватях…
Постепенно начали закладывать фундамент своего будущего дома. Четыре года у нас ушло на строительство только одного фундамента, а сам дом был построен за четыре месяца, и прошлой весной мы уже смогли в него въехать.

— Благодаря чему стройка пошла быстрее?
— Помогла программа обеспечения жильём молодых семей. На тот момент она была немножко изменена — возрастной ценз подняли от тридцати до тридцати пяти лет. Когда мы об этом узнали, я начала ходить по инстанциям: носила мешки документов из одного учреждения в другое.
В конце концов решением специальной комиссии нам выдали сертификат в два миллиона рублей на строительство жилья. Сумма исчислялась таким образом: двадцать пять тысяч рублей стоил квадратный метр нового жилья, метры умножались на количество человек, которым необходимо это жильё предоставить.
Мы на тот период были единственной многодетной молодой семьёй в Брянской области, подавшей документы по этой программе. Да ещё в каких кошмарных условиях мы жили! Топились печкой, детей возили купать к бабушкам…

— Скажите, а не страшно было детей рожать, в таких жилищных условиях?

— Я уверена: для того, чтобы иметь шестерых детей, не так уж и важно вначале выстроить двухэтажный дом, купить машину, приобрести дачу за городом. Для детей всё это не главное. Для них важно, чтобы мама и папа были рядом, чтобы можно было с чем поиграть и с кем поиграть, сытно поесть и в тепле поспать — самые необходимые условия для жизни. И мы старались создать эти условия.

— Откуда такая уверенность в том, что всё уладится и проблемы все решатся?
— Знаете, есть такая поговорка: «Даст Бог детей, даст и на детей». Так оно и есть! Ведь дети — это подарок судьбы, который человеку нужно принимать.

— Да, но ведь не каждый человек способен принять этот подарок в таком количестве… Какими качествами, на ваш взгляд, должна обладать женщина, чтобы достойно воспитать семерых детей?
— Такими же, как и любая мама. Конечно, мне в достаточной мере помогло моё педагогическое образование. По профессии я учитель начальных классов. Выросла в семье учителей и с детства мечтала об этой профессии.
Моя бабушка — учитель русского языка и литературы, дедушка преподавал историю, мама — химию и биологию, отец — тоже историю. Поэтому с детства у меня не стоял вопрос выбора профессии.
Когда я окончила с серебряной медалью гимназию №3, поступила в педагогический институт. Потом в эту же гимназию пришла работать. Мне сразу дали тридцать детей в классное руководство. Я их через четыре года выпустила, набрала новый класс, но вышла замуж, забеременела — пришлось забыть о карьере…

— Не жалеете теперь?
— Нет, не жалею. Врачом, учителем, инженером за меня может стать кто-то другой, а вот ребёнка своего могу выносить только я сама. Ведь для женщины главное — выполнить своё предназначение, стать матерью. А остальное всё приложится…

— А муж чем занимается?
— Сейчас он строитель — занимается ремонтом квартир. А по профессии Вячеслав зооинженер, окончил сельскохозяйственную академию. Кстати, учился он хорошо, хотел даже в аспирантуру пойти. Но тогда у нас было уже двое детей — как-то не до аспирантуры. Поэтому ему тоже пришлось пожертвовать учёной карьерой ради рождения детей.

— Ирина Николаевна, расскажите, какие проблемы могут возникнуть у современной многодетной семьи и как они решаются в конкретном вашем случае?
— Проблемы многодетной семьи мало отличаются от проблем семей, в которых воспитываются два-три ребёнка. Конечно, чем больше детей, тем больше еды, одежды и обуви необходимо. Но это проблемы решаемые. Продукты закупаем на оптовом складе мешками: муку, крупу, макароны.
Когда покупаем фрукты или конфеты, то килограмм мандаринов, килограмм яблок приходится делить на семерых. Но получается, что маме с папой достаётся больше всех, потому что каждый ребёнок, очистив свой мандарин, половинку принесёт нам. Поделиться с родителями — это наше семейное правило. Хотя мы, конечно, долечку возьмём, поблагодарим, а остальное вернём…

— А одеть-обуть семерых…
— Здесь ещё проще: что-то    сами покупаем, что-то  отдают родственники и знакомые. Ведь общество, окружающие люди, внимательно и с уважением относятся к матери. Да-да… Когда я иду по улице с коляской, за руку веду ребёнка, ещё двое впереди, а двое сзади, бабушки прохожие спрашивают: «Доча, это всё твои?» Я говорю: «Мои». «Вот молодец! Куда ж тебе столько? Как ты с ними справляешься?» — удивляются старушки и продолжают: «Сейчас достану тебе с чердака кулёчек с одеждой, может, что пригодится». Понимаете, детей можно вырастить не совсем в новой обуви, не совсем в новой одежде. И последний иногда надевает то, что было куплено для первого… Хотя у меня ещё и лишние вещи остаются, я эти вещи раздаю.

— А что скажете насчёт путешествий? Сложно, наверное, детям показать страну и мир в большой-то семье?
— Конечно, сложно, но нас выручают наши родственники и друзья. Они отправляются в поездку и берут с собой кого-нибудь из наших старших детей. Андрей, например, так Питер и Москву посмотрел. Младшие, конечно, пока дома сидят, потому что путешествия — это своеобразная награда детям за их хорошие оценки, примерное поведение и помощь маме в воспитании младших братьев. А маленьким я так и говорю: вот вырастешь, тогда и тебя куда-нибудь отправим. И они знают это и ждут, пока до них тоже очередь дойдёт.

— В общем, вся ваша жизнь — это семья…
— С недавнего времени я начала заниматься общественной деятельностью. Существует такой фонд «Семья и детство», которым руководит Светлана Руднева. Мы работаем с женщинами, решившимися на аборт, уговариваем их оставить ребёнка, материально помогаем: одеждой, игрушками и всем необходимым. Но самая главная поддержка — моральная. Мы учим женщину бороться с общественным мнением во имя того, чтобы спасти жизнь ребёнка.

— И помогают эти убеждения?
— Не так часто, как хотелось бы. Женщины боятся, что не справятся с воспитанием детей, что не смогут сделать карьеру или вырастить ребёнка в одиночку…

РАЗБИТАЯ ПОСУДА — ЭТО К СЧАСТЬЮ!


— Ирина Николаевна, как вам удаётся воспитывать и организовывать собственных детей?
— Всё очень просто. Я их выпускаю на улицу и говорю: «Андрей! Ты за старшего, смотри за Васей, Ваней и Фоней…» То же самое и Маша. Когда она остаётся дома, я ей даю такие задания: чтобы посуда была отправлена в посудомойку, выметены полы и никто не плакал. Таким образом, старших детей я стараюсь приучать к ответственности.

— Семеро малышей! Даже если по голове каждого погладить хотя бы четыре раза в день — это уже двадцать восемь! Хватает ли на всех ласки и тепла маминых рук?
— У нас в семье пока только двое школьников — Маша и Андрей. Вот приходят они из школы, я сразу спрашиваю, как у них дела. Пока их раздеваю, успеваю поцеловать, погладить, приласкать.
А ещё у нас есть такой ритуал: каждое утро, когда дети просыпаются, то первым делом ко мне прибегают: «Мама, доброе утро!» Тут опять — погладила, поцеловала. А потом главное — их быстренько накормить, чтобы не начались драки, шум и ненужная возня…

— Так, значит, всё-таки хулиганят ваши дети…
— Конечно! Как все нормальные малыши.

— Вспомните самое глобальное хулиганство братьев и сестрички Ляпченковых.
— Это было в прошлом году, как мы только въехали в новый дом. В кладовке после ремонта осталось две банки краски. Я была уверена, что дети до неё не доберутся, и со спокойной душой ушла в магазин.
Пока меня не было, самый маленький вытащил эту краску и разлил её на только что залакированный кухонный пол. Пришли остальные — начали ему помогать убирать краску. Естественно, маленькое пятно от краски превратилось в большую  «катастрофу». Вся кухня была в разноцветных разводах! Не говоря уже об испачканных руках, футболках и колготках. Пришлось всё в экстренном порядке оттирать ацетоном.
Но это самое глобальное происшествие. А так всё по мелочам — разбитая посуда, разорванные фотографии… В общем, за десять лет общения с детьми я знаю, что нужно положить повыше, что убрать подальше, чтобы не произошло непоправимого.

— А бывает так, что голова кругом?
— Да! Особенно к вечеру. Потому что дети в садик не ходят, постоянно при мне — приходится всё успевать. Поэтому я и хозяйства никакого не завожу — некогда мне будет за коровой ухаживать.

— Среди ваших детей есть кто-то более спокойный или, наоборот, более активный?
— Разные дети, разные характеры. Самый шустрый Иван. Андрей — самый спокойный и самый ответственный. На старших я могу остальных оставить. Андрей как папа: и приструнить умеет, и похвалить, и организовать. А Маша как мама: приласкает, присмотрит.

— Ирина Николаевна, а на себя-то хоть время остаётся?
— Если только по утрам… Когда мы жили в старом доме, я каждый день вставала в пять утра, чтобы протопить печку. Сейчас в доме газ, печку топить не надо, но привычка осталась. Вот до тех пор, пока дети не проснутся, — это моё личное время.

— А бывает, что говорят: да вы с ума сошли! Зачем вам столько детей?
— Ну конечно, бывает. Иногда даже родственники спрашивают: чем же вы своих семерых детей кормите? Иногда посмотришь — и правда, много детей, а все такие ничего — румяные и симпатичные…
А когда прихожу к своему гинекологу Анатолию Михайловичу Кузнецову, он всё время удивляется: «Вы опять пришли? Ну, женщина! Яблоня рожает и то в два года один раз. Откуда силы берутся?»

— Действительно, откуда?
— Бывает, что сил не хватает. Потому что дети появляются через полтора года, через два. Моему ребёнку пять месяцев, и я чувствую, что внутри меня возникает новая жизнь. Вот тогда думаю: больше не могу! Опять всё сначала. Носить седьмого и знать, что на руках у тебя уже шестеро! Но потом паника проходит. На самом деле — это здорово иметь много детей!

— А у вас в семье был такой «многодетный» пример?
— Да, у моей прабабушки Зинаиды было восемь детей. С мужем Степаном они жили в маленькой ветхой избушке, но сумели воспитать хороших, умных, трудолюбивых ребят. Надеюсь, и у меня это получится. Нас родственники иногда журят: «Когда же вы для себя жить будете!» А как это для себя? Разве наши дети не продолжение нас самих? И это прекрасно — дарить детям жизнь!

Благодарим за предоставленный материала журнал ТЕМА

Рейтинг: +1 Голосов: 1 1460 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий